+375 29 640 33 36 , +375 29 760 33 36

Игра на интерес. Кто выиграет от белорусской приватизации

В нынешнем и следующем годах в Беларуси должна быть реализована большая часть широкомасштабных планов  приватизации , объявленных в 2008 г. От этого зависит дальнейшее сотрудничество с МВФ, наполнение республиканского бюджета, судьбы предприятий и их работников. Но планы составлялись в спокойные докризисные дни. Сегодня инвестиционная обстановка изменилась. У инвесторов появились новые страхи и предпочтения, иными стали риски и стоимость активов. Между тем многие белорусы по-прежнему не представляют, как и для чего приватизировать предприятия.


Об особенностях и проблемах  приватизации  по-белорусски с корреспондентом «ЭГ» беседует директор ЗАО «ИПМ-Консалт групп» Андрей Гагин. Возглавляемая им компания более десяти лет работает на рынке услуг по разгосударствлению и  приватизации  предприятий.

— Андрей Николаевич, любая смена собственников имеет свои социально-экономические цели. Каковы они у нас?

— Цели, надо сказать, меняются. В Декрете от 20.03.1998 № 3 «О разгосударствлении и  приватизации  государственной собственности в Республике Беларусь» говорится, что совершенствование процессов разгосударствления и  приватизации  проводится «в  интересах  граждан Республики Беларусь». В этих словах явственно слышится реакция на обвальную  приватизацию  начала 90-х г.г. в России, Украине и других странах бывшего СССР, которая нередко носила криминальный характер. А вот свежая формулировка, увязанная уже с требованиями программы МВФ stand-by. На инвестиционном форуме в Лондоне заместитель премьер-министра Андрей Кобяков заявил, что правительство не старается распродать госсобственность ради пополнения бюджета.  Приватизация  рассматривается как способ привлечения в экономику стратегических инвесторов, которые могут предложить Беларуси на взаимовыгодных условиях новые и высокие технологии, современные управленческие решения, дополнительные рынки сбыта продукции, то есть все то, что может повысить эффективность развития отечественных предприятий.


Конечно, все это по большому счету тоже в  интересах  граждан. Однако, я думаю, что в сегодняшних условиях пополнение бюджета будет выходить на первый план, как одна из целей  приватизации .


Что касается отличительных черт  приватизации  по-белорусски, то их, на мой взгляд, две. Во-первых,  приватизация  у нас не носит обвального характера, а происходит точечно. При этом, где будет поставлена очередная точка на экономической карте страны — нередко большая загадка.

Во-вторых, при преобразовании республиканских унитарных предприятий в открытые акционерные общества (ОАО) не происходит как таковой  приватизации , т. е. продажи акций принадлежащих государству частным инвесторам. В созданных ОАО почти 100% акций по-прежнему принадлежит государству. В текущем году из 213 РУПов, подлежащих  приватизации  по постановлению Совмина от 14.07.2008 № 1021, более 20 воспользовались услугами нашей компании. И лишь только 3 заказали бизнес-планы инвестиционных проектов, а объявления о конкурсе по выбору инвестора в процессе  приватизации  сделали только 2 предприятия. Реально же иностранного инвестора привлекло лишь небольшое транспортное предприятие «Ремид». Все остальные ограничились акционированием.


— Однако в Лондоне прозвучало, что за период суверенного развития было реформировано более 4,5 тыс. госпредприятий. И сегодня в Беларуси больше половины продукции производится в негосударственном секторе экономики или 58% ВВП.

— Юридически так оно и есть. По Гражданскому кодексу акционерное общество — это субъект частной негосударственной формы собственности. Однако заявлять, что более половины ВВП производится в негосударственном секторе не совсем корректно, т. к. из этих 4,5 тыс. реформированных предприятий, более 50% это открытые акционерные общества, со значительным пакетом акций принадлежащим государству, и многие из них управляются по сути как госпредприятия. Поэтому реальная доля государственной собственности в экономике остается все ещё очень высокой.

Государство, имея такое огромное количество объектов управления, конечно же, не в состоянии эффективно управлять ими. Практический опыт  приватизации  показывает, что эффективность работы предприятия значительно увеличивается. У приватизированного предприятия намного больше шансов привлечь инвесторов, чем у неэффективного госпредприятия. Государство менее эффективно в управлении активами, чем частные инвесторы.

По моему убеждению, количество госпредприятий нужно оптимизировать в зависимости от того, какие на отраслевые госорганы возложены задачи и функции. Ну, например, главная задача Минсельхозпрода — обеспечение продовольственной безопасности страны. Для этого, предположим, необходимо 10 молокозаводов и 7 мясокомбинатов. Пусть они по-прежнему остаются в госсобственности. Остальные нужно приватизировать.


— Но ведь и руководители госпредприятий зачастую не рвутся готовить бизнес-планы, искать инвестора, ограничиваясь акционированием...

— Многие и не будут рваться, как бы правительство их ни призывало привлекать инвестиции. Хотя бы потому, что смена собственника на более эффективного влечет за собой в большинстве случаев и смену топ-менеджмента. Решить эту проблему способна только твердая воля правительства. На следующий год по плану должно быть приватизировано 130 объектов республиканской собственности и около 260 коммунальной. Правительству ещё не поздно довести задания отраслевым министерствам и исполкомам, чтобы хотя бы половина из этих предприятий имела обоснованные бизнес-планы инвестиционных проектов и провела конкурсы по выбору инвестора в процессе акционирования.

Хотя лучше, конечно, эту работу по привлечению инвестора в процессе  приватизации  поручить профессионалам, например создаваемому Агентству по  приватизации . Зачастую предприятия, формируя условия конкурсов, не имеют достаточного опыта, чтобы оценить, насколько реально привлечение дополнительных инвестиций в каждом конкретном случае.

Если внимательно проанализировать помещённую на сайте Госкомимущества информацию об ОАО, созданных в процессе  приватизации , акции которых, принадлежащие Республике Беларусь, планируются для продажи на 2008-2010 годы через конкурсы и аукционы (постановление СМ РБ от 14.07.2008 г. № 1021 с учетом изменений и дополнений, внесенных постановлением СМ РБ от 6.07.2009 г. № 897). То увидите, что условия конкурсов, если мягко сказать, оставляют желать лучшего.

Например, в условиях конкурса по продаже 36,2 % акций ОАО «Гомельстекло» записано условие предоставления ОАО денежных средств на сумму не менее 150 млн. EUR безвозмездно. Такое впечатление, что в представлении акционерного общества, которое готовило условия конкурса, инвестор — это Дед Мороз с денежным мешком, который даром раздает направо и налево сотни миллионов EUR.


— Сейчас министерства и концерны начали планировать субъектам хозяйствования даже переговоры с потенциальными инвесторами. Но желающих вложить средства в Беларуси не столь уж много. Да и условия зачастую предлагаются довольно своеобразные: сначала заплатить государству за акции, а потом инвестировать в приобретаемое предприятие. Бюджет при этом в накладе не останется. Но что при этой схеме достанется предприятию и инвестору?

— Схема, когда где государство, как владелец акций, продает их новому собственнику с условием оплаты инвестором дополнительной новой эмиссии акций, достаточно распространённая в мире. В этом случае, Тогда и бюджет пополняется, и предприятие получает средства на развитие, и инвестор получает возможность закрепится на белорусском рынке. Но делать дополнительную эмиссию не обязательно, если государство желает сохранить блокирующий пакет акций, ОАО может привлечь и заёмное финансирование с помощью того же нового акционера. Но нередко дело не в деньгах, а в современных управленческих решениях и дополнительных рынках сбыта, которые приходят с инвестором.

То есть, каждый объект должен иметь собственную схему  приватизации . Нельзя всех стричь под одну гребенку. На то и бизнес-план, который предприятие представляет на инвестиционный конкурс, чтобы привлечь необходимые средства. Цена акций должна быть реальной, а условия конкурса должны быть тщательно взвешены, только тогда он имеет шанс состоятся.

— Реальной — это какой? Как вообще можно определить цену активов в наших условиях при неразвитом фондовом рынке?

— На мой взгляд, это не самая большая проблема. Как известно, у нас в Беларуси существует  госстандарт по оценке бизнеса. Утвержденные Госкомимуществом методики мало чем отличаются от международных и зарубежным инвесторам наши отчеты об оценке предприятий понятны. К тому же есть возможность привлечь международных экспертов, что при необходимости и делается. Наша оценочная компания ЗАО «ИПМ-Консалт оценка» периодически выполняет заказы по оценке активов клиентов, аудит которым проводит компания Deloitte, входящая в «Большую четверку» всемирно известных аудиторско-консалтинговых фирм. В частности, мы тесно сотрудничали во время недавнего приобретения финской компанией OLVI контрольного пакета акций ОАО «Лидское пиво». Так что  белорусские  оценщики способны сотрудничать с мировыми аудиторско-консалтинговыми фирмами на уровне, который тех удовлетворяет.

— Не успел еще закончиться мировой экономический кризис, как многие правительства готовятся избавиться от активов, которые вынуждены были приобретать, спасая компании от банкротств. Будут ли конкурентоспособны в этих условиях  белорусские  предприятия, стремящиеся привлечь инвесторов?

— Действительно, рынок быстро насыщается активами, выставленными на продажу. Недавно и российское правительство решило приватизировать в 2010 г. порядка 250 федеральных государственных унитарных предприятий. Кроме того, продаются находящиеся в федеральной собственности пакеты акций 462 АО. Приватизационными критериями определены ухудшение финансового состояния предприятия, наличие у государства доли, не позволяющей принимать решения в  интересах  РФ, а также инвестиционная привлекательность АО, имеющих высокую рыночную стоимость.

То есть, у инвесторов сейчас как никогда богатый выбор. В ряде стран с меньшими рисками по международным рейтингам, чем в Беларуси, достаточно компаний, чьи активы существенно подешевели за время кризиса. Тем не менее, и многие отечественные предприятия представляют значительный  интерес  для инвесторов. Вспомним хотя бы настойчивое стремление российских компаний получить контроль над некоторыми  белорусскими  молочными заводами. Не будет недостатка в желающих вложить средства в предприятия нефтепереработки, нефтехимии.

Что же касается привлечения капиталов в другие отрасли, то успех этого дела зависит от уровня инвестиционной привлекательности нашей экономики. Сейчас правительство многое делает для его повышения. Однако недостаточно упростить и удешевить процедуры создания и ликвидации предприятий, в чем мы так преуспели недавно. Надо еще как минимум обеспечить доступность кредитов, стимулирующий производство характер налогообложения и ценообразования, дать возможность приобретать в собственность землю. Отпугивают владельцев капиталов и непрофильные активы в виде объектов социального назначения, которые нередко включаются в приватизируемый объект. Думаю, что обострение конкуренции за инвестиции на мировом рынке заставит и нас решить эти и подобные вопросы.

На фоне финансово-экономического кризиса во многих странах произошло серьезное увеличение присутствия государства в экономике. Зачастую эти процессы стали результатом неспособности частных предприятий и банков самостоятельно справиться с проблемами. Однако по мере выхода экономики из кризиса и возврата к устойчивому росту необходимо иметь стратегию как избавляться от избыточных государственных активов, в т.ч. и в Беларуси.

— Наверно, это понравится зарубежным инвесторам. Но какое место займут в процессе  приватизации  отечественный бизнес и население? Могут ли они надеяться на долю в «фамильном серебре»?

— Думаю, что национальная бизнес-элита сможет поучаствовать лишь в  приватизации  средних предприятий. А покупателями пакетов акций крупных ОАО, созданных в процессе  приватизации , будут выступать иностранные инвесторы.

При этом для массового привлечения средств граждан на выкуп акций и получения дивидендов необходим институт коллективных инвесторов. Сейчас разрабатывается проект закона об инвестиционных фондах, в которых на паях смогут участвовать как юридические, так и физические лица. Но для принятия и вступления закона в силу понадобится не менее 1,5 — 2 лет. В настоящее время работники ряда предприятий вправе приобрести акции своего ОАО с 20-процентной скидкой. Но в период кризиса люди неохотно расстаются с деньгами. Так что «народный капитализм» вряд ли победит в Беларуси в ближайшее время.


Беседовал Николай ТОЛСТИК

+375 29 640 33 36 , +375 29 760 33 36
© Copyright 2014 - 2017 ИПМ-Консалт
Разработка сайта - SKY INCOM

Gusarov Group - продвижение сайтов.

Вверх